Константин Чуйченко 

(Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС)

Реформа контрольно-надзорной деятельности в России, направленная на снижение давления на бизнес, может добавить 6% к валовому продукту страны. Об этом заявил вице-премьер Константин Чуйченко во время дискуссии в программе «Диалог» на телеканале «Россия 24».

Точная оценка вклада реформы в ВВП страны отсутствует, однако общий эффект в виде роста на 6% не исключается. «Многие пытались это [вклад в ВВП] посчитать. Уже видим цифры и 2%, и даже 6%», — сказал Чуйченко. При этом вице-премьер не уточнил, за какой период прогнозируется этот рост.

Участвовавший в дискуссии с Чуйченко глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин дал иную оценку вклада реформы в ВВП: «Ясно, что он есть, да, 1%… 6% — это чересчур». При этом Шохин отметил, что если новое законодательство о надзоре за бизнесом начнет работать с 1 января 2021 года, то уже к 2023 году экономика страны сможет выйти на темпы роста не ниже среднемировых. Это требование выдвигалось в майском указе президента.

Пока не вполне ясно, какой именно эффект регуляторной реформы имеется в виду и какова методология расчетов, сказал РБК директор Центра оценки регулирующего воздействия (ОРВ) Высшей школы экономики Даниил Цыганков. Международные калибровки эффекта подобных реформ касались оценки роста ВВП (колебались для разных стран от 0,3 до 1,5% дополнительного экономического роста). Одновременно проводилось сопоставление «отрубленных» административных издержек в денежном выражении с ВВП страны (например, в Южной Корее за 1998 год их объем сократился на 4,4%, а в Австралии за 2008-2013 годы суммарно — 5,5%).

«Доклад по регуляторной политике, который готовили эксперты ВШЭ и Центра стратегических разработок, давал оценку в 1,5–2% дополнительного роста российского ВВП, но лишь в случае реализации комплексной регуляторной политики (проведение дерегулирования было лишь первым шагом), и понятно почему: пока ничто не мешает органам власти параллельно с регуляторной гильотиной выпускать новые и новые акты на старый лад: без необходимого доказывания, с обходом ОРВ (оценки того, как это повлияет на ведение бизнеса. — РБК) и фиктивными финансово-экономическими обоснованиями, с рисками перераспределения и изъятий имущественных прав, с избыточными обременениями, с формированием областей правовой неопределенности. Если правительство срочно не изменит сам механизм принятия регуляторных решений, то первоначальный эффект от реформы вскоре будет обнулен», — заключил Цыганков.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

В январе 2019 года о масштабной реформе контроля государства над бизнесом заявил премьер Дмитрий Медведев. Он напомнил. что сейчас требования к бизнесу устанавливают не менее 9 тыс. нормативных актов, некоторые из которых были приняты еще в советское время. Новую реформу он охарактеризовал как «регуляторную гильотину»: все те положения, которые не будут одобрены, автоматически потеряют силу. Таким образом, все устаревшие нормы из требований законодательства будут исключены.

Пересмотреть все нормы Медведев предлагал к 1 февраля 2020 года, а окончательно завершить реформу — к 1 января 2021 года.

Мнение

Александр Рубцов

Отсечь или оставить: что не так с идеей регуляторной гильотины

Вице-премьер — руководитель аппарата правительства Константин Чуйченко отвечает за проведение реформы. В апреле Чуйченко охарактеризовал грядущую реформу как «войну» с контрольно-надзорными органами, которые будут сопротивляться изменениям.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Георгий Тадтаев, Антон Фейнберг

В правительстве допустили рост ВВП до 6% из-за «регуляторной гильотины» : Источник